ГлавнаяАБВГДЕЗИЙКЛМНОÖПРСТУЧШЫЭЮЯ
 
 

Вöнь


 

 

Традиционный узорчатый пояс удорских коми

 

Пояс. Лен, шерсть.

 

Коми-зырянские пояса

 

Ритуальные пояски

пояс

У многих народов были распространены представления об особой сакральной значимости В. как элемента традиционной одежды. Он воспринимался как отличительный признак людей среднего мира, гарант благополучия и стабильности их жизни. Ср. у обских угров пояс Торума, опущенный им на землю, (Уральский хребет) обеспечил устойчивость всего среднего мира. Представляя собой замкнутую окружность, В. семантически соответствовал магическому кругу, ограничивая и оберегая носящего его от воздействия враждебных сил. Не случайно в к.-з. загадке одевание В. сравнивается с возведением укреплений вокруг городища: "...встретимся (два конца В. - Н.К.) и срубим город". На ребенка В. одевали, как только у него начинали прорезаться зубы. До появления зубов дети считались еще не приобщенными к миру людей, находящимися в промежуточном состоянии бытие/ небытие, и для их защиты от злых духов употреблялись другие обереги. Дети, по представлениям народов к., наиболее подвержены порче и сглазу. Если в дом неожиданно заходил посторонний мужчина, на всех мальчиках должны были быть надеты В. Если же кто-либо из них оказывался неподпоясанным, то сразу же после ухода посетителя мать ребенка осуществляла ряд предохранительно-очистительных магических действий. Она тщательно обмывала ручку двери, обстругивала углы стола и поверхность лавки, за которые брался руками гость. Соскобленные стружки очищались дымом и огнем. У мальчиков-подростков своеобразным маркером начала последней ступени социализации служил охотничий В. - тасма. Тасмой мужчины подпоясывали верхнюю одежду и при исполнении ряда физических работ, например, рубке дров. Как только подросток начинал промышлять и выполнять мужские работы самостоятельно, он первым делом изготавливал себе собственную тасму. Вдовы сохраняли тасму умершего мужа как память о нем.

До недавнего времени никто из к. не выходил из дома на улицу без В., в некоторых селениях это обыкновение сохраняется и сейчас. Особенно боялись оказаться без В. беременные женщины, многие из них начинали носить В. своего мужа, считая его более сильным оберегом. Им не рекомендовалось снимать В. даже на ночь, чтобы не снились кошмары ("не давил домовой"). Некоторые беременные для сохранения плода от порчи дополнительно опоясывались на голое тело черной шерстяной ниткой. Дополнительный оберег, нин В. (лыковый пояс), надеваемый на голое тело, носили некоторые удорские к.-з. охотники. Сысольские к.-з. надевали нин В., отправляясь в дальнюю опасную дорогу, например, на войну. У к.-п. таким же В. опоясывали невесту при снаряжении ее под венец. У сысольских и ижемских к.-з. для молодых, отправляющихся под венец, полагались специальные В., связанные так же, как рыболовные сети, со множеством узелков.

Напротив, когда в Великий пост к.-з. женщины, одержимые кликушеством (Шева), со всей округи собирались в с.Богородск на р.Вишера для посещения Богородичной церкви, они шили себе для богослужения специальную одежду без единого узла. Она состояла из сшитых из белого холста стежками в одну сторону рубашки и чулков (точно так же, стежками в одну сторону и без узлов шилась одежда для умерших). Голову повязывали белым с черными точечками платком, В. не полагался вообще. Считалось, что только тогда Богородица могла помочь страждущим освободиться от шевы, представлявшейся в виде живого материального существа, находящегося внутри человека.

В к. несказочной прозе сюжет о спасении от потусторонних сил с помощью В. весьма распространен. Так, в одной из быличек рассказывается о том, как за охотниками погнался медведь, убитый ими, но оживший, потому что с него сняли шкуру, забыв до этого выбить зубы, вырвать когти и вырезать сердце (обязательные условия окончательной смерти медведя). Один из охотников догадался вытащить из штанов поддерживающий их шнурок (гач В.) и протянул его поперек дороги. Медведь добежал до гач В., упал и умер уже окончательно. Женщина взяла с собой на жатву сына, тот уронил поставленный суслон хлеба, мать послала его "к лешему". Вечером женщина обнаружила, что ее сын исчез, и нашла около одного из суслонов его В., конец которого глубоко ушел в землю. Она попыталась вытащить В. сына, но лишь оборвала находящийся на поверхности его кусочек и ушла домой. На следующий день, придя на поле, увидела идущего ей на встречу сына. Он рассказал, что бородатый старик увел его к себе домой под землю и заставил дергать репу, но мальчик убежал и по оказавшейся под землей части своего пояса нашел путь наверх. В к.-з. эпосе в нательном В. у многих могучих колдунов-тунов находилась их жизненная сила. Только после того, как у них разрезали В., были лишены жизни туны Мелейка, Ошлапей, Паляйка, Тунныръяк, Шыпича. Один из знаменитых к.-з. колдунов, который разорял весь край, грабил селения, считавшийся неуязвимым для любого оружия, погиб от стрелы, выпущенной из лука мальчиком, когда колдун оплошал и забыл надеть В.

У удорских к.-з. В. была отведена ведущая роль в обряде приобщения купленной лошади к новому дому и новому хозяину. Прежде чем завести лошадь в новое для нее стойло с хозяйки дома снимали В. и расстилали его под порогом поперек входа в стойло. Лошадь переводили через В., внимательно наблюдая при этом, где находился ее последний наружный след. С этого места брали немного земли и бросали ее в стойло, а лошадь поглаживали по спине поясом, приговаривая: "Старого хозяина забывай, а нового заведи". Считалось, что ношение этого В. обеспечивало привязанность лошади к новым хозяевам. Чтобы овцы в летнее время не отбивались от дома, у них "крали след", завязывали его в узелок и носили в В.. Делали это весной, когда овцы в первый раз выгонялись из хлева на пастьбу, расстилая В. на пороге, через который овцы должны были перешагнуть при выходе.

В Помоздинском погосте на верхней Вычегде существовал интересный обряд, связанный с венчанием: перед аналоем протягивали чер-В. (шерстяной шнурок, которым подвязывали обувь); венчающиеся должны были переступить через чер-В., после чего считались уже неразлучными; до этого невесту от жениха мог увести бывший возлюбленный девушки и тем самым отменить свадьбу.

Восприятие орнамента на одежде как сильного оберега универсально. У к.-з. и к.-п. на тканых поясах в орнаменте доминировала солярная символика (ромбы, кресты с изогнутыми концами, свастики), которая, несомненно усиливала их охранительную семантику.

Лит.: Доронин 1924, Жилина, Сорвачева 1971, Климов 1990, Матусевич 1933, Налимов. Одежда., Сидоров 1928, Uotila 1989.

Н.Д. Конаков

 

Вверх
       Ва
       Важ йöз
       Важ календар
       Ва öш
       Ва пыдöс
       Васа
       Василей лун
       Вежа ва
       Вежадыр
       Вежай-вежань
       Вежливец
       Вежöм
       Ветлан
       Виж паськöма морт
       Вир
       Висьöм
       Вожа пу
       Войпель
       Войтöв сайöд
       Войшöрвойся
       Вомидз
       Вор улын кералöм
       Вошйыны
       Вошлы
       Вöвъяслöн молебен
       Вöнь
       Вöр
       Вöрса
       Вöт
       Вуджöр I
       Вуджöр II
       Вундöм

 

 
О проекте  |  Авторы и редакторы  |  Введение  |  Мифология народов Коми  |  Словарные статьи  |  Иллюстрации
Коми-зырянские тексты  |  Коми-пермяцкие тексты  |  Литература и источники  |  Сокращения  |  Указатель  |  Карта сайта
 
 
 

© ИЯЛИ Коми научного центра УрО РАН.  Последние изменения: 28.12.99.