ГлавнаяАБВГДЕЗИЙКЛМНОÖПРСТУЧШЫЭЮЯ
 
 

Кань


 

кот, кошка

По предположению некоторых языковедов (Лыткин, Уотила), в отличие от диал. кась (<приб.-фин. kassi), К. происходит от изобраз. к.-з. кань-кань "неслышно, бесшумно: о движении", печ. канебöн "украдкой".

Образ К. является весьма распространённым в традиционных воззрениях и устном народном творчестве к.-з. и к.-п. В бытовых представлениях, как хранитель крестьянского хозяйства, К. традиционно приравнивается к собаке. По поверьям к.-з., кошка и собака одинаково видят покойников и представителей того света, поэтому кошку удаляли из дома умирающего, а при вселении в новый дом первой пускали кошку. Согласно мифологическим рассказам к.-з. и к.-п., К. и собака составляют такую же пару, как корова и конь, причём К. (как и корова) считается животным женским, в отличие от мужских животных, собаки и коня, что обусловлено функциональной привязанностью кошки к дому, очагу, женщине, а собаки - к улице, лесу, охотнику. Уже космогоническая традиция противопоставляет этих двух животных: собаку создал Ен, а Омöль наделил шкурой, кошку создал Омöль вместе с мышами и крысами, а Ен дал ей шерсть и сказал: "Ты будешь убивать крыс и мышей. Я даю тебе очень тёплое место для жизни и очень вкусное молоко для питья."

Отсюда двойственное отношение к кошке у к.-з. и к.-п., различное у женщин и мужчин. Мужчины не разделяли положительного отношения женщин к кошке и традиционно противопоставляли К., как носителя пеж (нечистоты), собаке. Кошка могла лишить удачи на охоте, поэтому в лесу про неё запрещалось вспоминать также, как о женщине и священнике, при необходимости её иносказательно называли сюръя дорын пукалысь "возле столба сидящая". Особенно нечистыми считались кошачьи усы, поэтому еда, которую обнюхала или тронула кошка, считалась испорченной и выбрасывалась мужчинами, а виновница наказывалась, при этом кошке говорили: "Черыд-пуртыд сьöрад, ачыд кый" "Топор и нож при тебе, сама лови <на пропитание>" или "Пиштшальыд ордад" "Пищаль у тебя с собой". Чёрная кошка, кости чёрной кошки использовались в магической практике.

При всём этом, К. - любимое животное домового, особенно же предпочтительными для олыся ("жильца", домового) считаются налим сера К. "кошка налимьей окраски", т.е. с серо-чёрно-белыми или серо-чёрно-жёлтыми пятнами и полосками, а с 80-х гг. ХХ в. к таковым также относят так. наз. "трёхцветных" кошек (рыже-бело-серых). В к.-з. и к.-п. быличках иногда и сам домовой показывается в образе К.. Гораздо реже К. домового характеризуется чёрным цветом, поскольку чёрные кошки, как правило связываются с нечистой силой: в образе чёрного кота появляются дьявол, колдуны, нечистые клады, реже - "подменённые", и т.д. По некоторым представлениям к.-з., для того, чтобы стать колдуном, следовало сварить в котле бани чёрного кота, после чего приходил сам сатана и обучал колдовству. У к.-п. и к.-з. считается, что молния может ударить в кошку или собаку, поэтому во время грозы принято отгонять от себя этих животных. Ср. гром бьёт в пихту, потому что под ней прячется Омöль. Впрочем, по вв. печ. к.-п. полевым материалам, чёрные коты отводят сглаз и порчу. На Верхней Вычегде с помощью кошки и заговоров отгоняли повадившихся в деревню медведей, а также болезни, которые появлялись в их образе.

В народной поэзии к. образ К. наиболее часто встречается в различных жанрах детского фольклора и в устной прозе. В детском фольклоре К. - нянька, хозяйка, игрушка, отсюда традиционные уменьшительно-ласкательные эпитеты и описания: пöлать кузя ветлысьöй, паччöр вылын куйлысьöй, нöк кашниксö ректысьöй, вый кашниксö нюлысьöй "по полатям ходящая, на печи лежащая, со сметаной крынку опустошающая, с маслом крынку облизывающая"; кысiльöй-магильöй "кошечка-гибкая спинушка", касиль-шоныд пасиль "котик-тёплая шубка" и т.д. В загадках про К. чаще всего подчёркивается чистоплотность, ловкость, охотничья сноровка, связь с огнём, молнией и т.д.

Образ К. появляется как один из основных персонажей в нескольких сказочных сюжетах. В сказке "Зарни бöжа К." "Кошка с золотым хвостом" золотохвостая кошка, заманив трёх сестёр в лес, превращается в медведя. В ряде сказок аршинный кот Ёмы (или хозяйки одного из дворцов или избушек на пути героя) переносит героя в тридевятое царство, за море, в подводное царство и т.д.; борется с Ёмой, водяным, перевозчиком, лешим, помогая герою; при этом аршинный кот может превращаться в сову, ворона, ястреба, старика; он может плавать под водой, летать в поднебесье, проходить через огонь, спрятав героя в шерсти или в ухе. К. помогает падчерице советами и чудесными действиями в сюжетах типа "Морозко", "Мачеха и падчерица", "Куколка" и т.д.

Лит.: Налимов 1991, Семёнов 1992, Сорокин 1911, Fokos-Fuchs 1924, Nalimov 1908.

О.И. Уляшев

 

Вверх
       Кабала
       Кага вайöм
       Кага вузалöм
       Кажитчöм
       Казьтывлöм
       Кай
       Каленик
       Калян
       Кам
       Кама
       Кань
       Керка
       Керöм
       Кикимера
       Ки-кок мурталöм
       Киняув
       Ки пöла
       Кирик-Улита лун
       Кирьян Варьян
       Кодачса Яков
       Кодзувкот вый
       Коз
       Кокля-мокля
       Кок-пöла
       Коктöм Назар
       Колчим
       Корöсь
       Костö
       Кострома
       Кöдзöм
       Кöин
       Кöин сар
       Кöк
       Кöмтöм Мартын
       Кöр
       Кöрт
       Кöрт Айка
       Кöч
       Крештшенне
       Кудым-Ош
       Кулöм
       Кулöма
       Куль
       Куль чунь
       Курöг празьник
       Куття
       Кутш
       Кывтöм
       Кыдз
       Кырныш
       Кыска

 

 
О проекте  |  Авторы и редакторы  |  Введение  |  Мифология народов Коми  |  Словарные статьи  |  Иллюстрации
Коми-зырянские тексты  |  Коми-пермяцкие тексты  |  Литература и источники  |  Сокращения  |  Указатель  |  Карта сайта
 
 
 

© ИЯЛИ Коми научного центра УрО РАН.  Последние изменения: 28.12.99.