ГлавнаяАБВГДЕЗИЙКЛМНОÖПРСТУЧШЫЭЮЯ
 
 

Пач


 

печь

П. занимает важное место в крестьянском хозяйстве, как источник огня, тепла, пищи, как созидатель микроклимата и жизни дома, поэтому образ П. связывается с широким кругом мифологических представлений. П. и предметы, связанные с ней: öгыр, шом "уголь", нянь зыр "хлебная лопата", П. чышкан лыс "метла для подметания печи", кирпич или камень, взятый с П. считаются средством от нечистой силы. Так, в быличках о покойнике-колдуне, встающем ночью из гроба, жена колдуна (солдат, прохожий и т.д.) спасается на П., на которую колдун не может взобраться. Часто в этой ситуации жертва отбивается метлой, хлебной лопатой или даёт покойнику кирпич (камень) из устья П. Колдун-покойник не успевает разгрызть такой кирпич до крика петухов или увлекается им настолько, что жертва успевает убежать. В быличках об охотниках и вöрса (лешем), съедающем все припасы и снаряжение, охотник пропускает под рубашкой горящие угли или даёт лешему раскалённый камень с каменки, который тот не может разгрызть. Поверья о том, что печь оберегает от нечистой силы, существовали также у удмуртов и северных русских.

Образ П. связан в первую очередь с представлениями о керка видзысь "дома хранитель", домовом. У к.-з. имеется вариант названия домового или банника: гуранька "очага хозяйка". У к.-з. и к.-п. было принято угощать в определённые дни домового, которому в запечье, под устьем печи или у входа в подпол ставили блюдце с накрошенным в молоко хлебом. Овиннику на ночь оставляли в печи овина репу и печёную картошку, баннику - хлеб. В охотничьей избушке охотники задабривали "хранителя" тем, что оставляли в очаге хлеб и лук, чтобы иметь защиту "от огня, воды, лютого зверя, недобрых людей". Как правило, пищу в очаге оставляли поздним вечером или перед рассветом, т.е. в пограничное время. У прилузских к.-з. зафиксирована также архаичная форма кровавого жертвоприношения: после отбеливания печи на ней резали барана и его кровью обмазывали всю П., "чтобы цвет печи был одинаковым с цветом пола".

Кроме того на связь домовых с П. указывают игры с вызыванием домовых из-под П., игры с завязыванием глаз (типа "жмурки") или с поисками спрятанных предметов, которые назывались горань "очага хозяйка", горанька, гуренька, гораней "то же". Основными условиями игры являлись темнота (слепота), и движение от П. (двери голбца), часто играли в святочный период.

Названия деталей П. имеют ярко выраженную зооантропоморфную символику: П. мыш "печи спина", П. вом "печи рот" (ср. рус. устье печи), П. под "печи ступня", П. кымöс "печи лоб". Выражение вартöм П. "сбитая П." - эвфемизм для понятий вульва и чрево. Беременной женщине запрещалось заходить в дом во время строительства глинобитной П., чтобы она не раскололась во время её родов. Повитухи о рождении ребёнка сообщали словами "пачыс потiс" "П. треснула".

С ролью П., как рождающего и возрождающего начала, связаны некоторые традиционные способы лечения больных или вежöма (подменённых детей) у к.-з. и к.-п. Обмазывание глиной и "пропекание" в П. - представляется символическим актом нового рождения, умирания и воскрешения в огне. В быличках к.-з. и к.-п. "подменённый", локализующийся за каменкой, часто возвращается в человеческий мир женихом (невестой), которые приносят в баню человеческую одежду и нательный крестик. По материалам прилузских к.-з., старик-колдун, приглашённый к испорченному для лечения, открыл печную трубу и обратился к колдунье, наславшей порчу, а когда та через некоторое время пришла, заставил исцелить больного. Таким образом, П. открывает вход в иной мир. Разрушение П. во сне, по представлениям к.-з., предвещает смерть. В погребальной обрядности "заиндевевшая печь" или "печь, покрытая белой пылью (белым снегом)" - устойчивая метафора смерти.

П. является центром горизонтального и вертикального деления пространства дома: женская / мужская половины, запечье / красный угол, подпол / полати-голбец и т.д. В святочных гаданиях, обрядах, связанных с первым выгоном скота и заселением в новый дом, открывали заслонки П. и сэрöг öшинь, юрйыв öшинь (верхнее окошко над печью на зимней половине дома). В загадках П. также является метафорой Космоса, и, будучи связанным с мифическими образами солярного (крылатого) быка и пожирающего медведя, воплощает в себе идею вечно изменяющегося бытия, идею мировой горы и мирового древа, объединяющих жизнь и смерть, время и пространство.

Лит.: Верещагин 1995, Жеребцов 1971, Ильина 1983, Конаков 1996, Маркова, Несанелис 1990, Налимов 1907, Несанелис 1994, Семёнов 1985, Уляшев, Шарапов 1996, ПМ ИИ.

О.И. Уляшев

 

Вверх
       Паляйка
       Пам
       Паперек коль
       Параскева
       Паськöм
       Пасьтöм ур
       Пач
       Педöр Кирон
       Педöр Öлексан
       Пеж
       Пельтöм
       Пелысь
       Пемöсъяс
       Пера
       Перна
       Петук
       Петыр видз
       Петыр Епим
       Петыр лун
       Петыр Первой
       Пипу морт
       Плакун турун
       Плор-Лавра лун
       Пожöм
       Полюд
       Пон
       Потöсь
       Пöвсин
       Пöжалöм
       Пöкрöв
       Пöлöзнича
       Пöртöм
       Прокопей лун
       Протож
       Пу
       Пу святсi
       Пугачёв
       Пывсьöдчöм
       Пывсян
       Пывсянса
       Пыртöм

 

 
О проекте  |  Авторы и редакторы  |  Введение  |  Мифология народов Коми  |  Словарные статьи  |  Иллюстрации
Коми-зырянские тексты  |  Коми-пермяцкие тексты  |  Литература и источники  |  Сокращения  |  Указатель  |  Карта сайта
 
 
 

© ИЯЛИ Коми научного центра УрО РАН.  Последние изменения: 28.12.99.