ГлавнаяАБВГДЕЗИЙКЛМНОÖПРСТУЧШЫЭЮЯ
 
 

Пера


 

 

Пера и леший

 

Пера-богатырь

 

Пера на крестьянской работе

 

Пера и леший

 

Пера - защитник отечества

герой-богатырь

Первая запись сказания о П. была сделана ещё в 1771 г. академиком И.И. Лепёхиным, к настоящему времени о нём опубликованы десятки текстов. Наиболее распространённым, доминирующим (и, вероятно, первоначальным) является текст, в котором объеденены два сюжета: П. - защитник Родины, победитель вражеского войска и П. - победитель лешего. Логическая связь этих сюжетов объясняется достаточно легко: П. в благодарность за победу над врагом просит и получает от царя ловчую сеть и грамоту на владение лесным промысловым участком в родных краях, но на него претендует и леший, прежний его хозяин. П. вступает с ним в единоборство и, во многом благодаря хитрости, побеждает его. Но в отдельных текстах сюжеты расположены в обратном порядке, т. е. взаимосвязь не безусловна. В то же время, обязательны и неизменны следующие детали: поход П. происходит зимой (он отправляется в путь на лыжах). Вражеское войско двигается с юга относительно Коми края. Предводитель вражеского войска находится в огромном колесе, причём колесо это огненное: "... неприятель давил огненным колесом". Огненное колесо двигалось с юга на запад. Москва (а именно к ней отправляется П. на битву с врагом) находится на запад от Коми края. В некоторых текстах западное направление отмечается особо: "... на запад, дескать, надо идти, - ответили посланцы."

Учитывая, что в одном из фольклорных текстов П. предстаёт в роли солнцеборца и создателя прецедента, установившего годовой ход солнца (см. Шондi), сюжет об уничтожении им огненного колеса, возможно, является отголоском древнего аналогичного мифа об установлении суточного хода светила.

Сюжет о борьбе П. с лешим, в свою очередь, состоит из двух стабильных эпизодов. В первом из них П. встречает в лесу лешего и вступает с ним в единоборство. Вначале они меряются силой, перетягиваясь на палке. П. обманывает лешего, привязав себя сыромятным ремнём к крепкому пню. Потом они ложатся спать у костра. П., улучив момент, подкладывает вместо себя берёзовый кряж или сосновый чурбак, накрывает его одеялом, а сам прячется неподалёку. Леший, решив, что П. уснул, бьёт в чурбак копьём с серебряным наконечником. П. в это время стреляет в него из лука.Тяжело раненый леший, оставляя кровавый след, бежит в сторону Урала, добегает до горы Болванов Камень (Болван Из), где у него был дом, и умирает на его пороге.

Во втором эпизоде П. обнаруживает в доме умершего лешего его молодую красивую жену, приводит её к себе домой и берёт в жёны. Некоторое время молодожёны живут счастливо, но однажды П. возвращается домой с охоты в неурочное время и входит в дом (чаще в баню) без стука. Он видит свою жену, щёлкающую вшей, которых она находит в волосах на снятом с головы скальпе, и убивает её. Близкие аналоги обнаруживаются в мифологиях различных народов. Оба эпизода в рассматриваемом сюжете сами по себе имеют достаточно широкие параллели. Наиболее близкий аналог существовал у башкир Горной Башкирии. Несмотря на некоторые разночтения, к.-п. и башкирский фольклорные тексты практически полностью совпадают по основным сюжетным компонентам, что свидетельствует о достаточно давнем бытовании данного сюжета в предуральском регионе.

Само по себе убийство лешего, духа-хозяина леса и зверей ("лесного бога") для традиционного мировоззрения к.-з. и к.-п. событие далеко не ординарное. Хотя отношение к лешему и было амбивалентным: он мог как навредить человеку, так и одарить охотника богатой добычей, в нём доминировали уважительные мотивы. Считалось, что если соблюдать традиционные нормы и правила поведения в лесу, а также делать периодические приношения лесному духу-хозяину, он был нейтрален или даже помогал в промысле. Кроме того, налицо нарушение одного из основных мифологических принципов: прецедент (убийство лесного духа-хозяина) не становится нормой (вера в существование "лесных божеств" сохраняется). В к.-з. и к.-п. несказочной прозе тема единоборства охотника и лешего достаточно популярна, но в конечном результате промысловик либо гибнет, либо чудом спасается. Сюжет о П.-лешеборце единичен, что позволяет предположить его более высокий мифологический статус.

У к.-з. и к.-п. медведь считался также живым воплощением лесного духа. Существовало убеждение, что в медведя нельзя было стрелять повторно в случае неудачного выстрела, так как после второго выстрела он мог ожить, даже после смертельной раны. Ср. у башкир нельзя было повторно стрелять в лешего.Один раз стреляют в лесного духа и П. и башкирский охотник. Именно взаимозаменяемостью образов лешего и медведя можно объяснить трудномотивируемое жестокое убийство медведя в одном из к.-п. преданий о П.: медведь не уступил ему в лесу дорогу, за этот весьма незначительный проступок П. вырвал медведю все когти, а потом задушил его.

Более сложен для прочтения эпизод рассматриваемого сюжета, в котором П. женится на вдове лешего, а потом она гибнет от его руки. Женитьба П. на вдове лешего меняет её социальный статус, а согласно канонам традиционного мировоззрения, это равнозначно понятиям смерть-возрождение. Таким образом, жена П. как бы рождается в мире среднем, мире людей и получает законное основание в нём находиться.

Повод для убийства П. своей жены - снятый ею со своей головы скальп - обладает также глубокой символикой. У обских угров голова и волосы считались местом обитания четвёртой души, поэтому у них существовал обычай скальпировать убитых врагов, чтобы уничтожить их души; никогда не стригли своих волос шаманы, поскольку верили, что в них находятся их душа, сила и оберег. Понятие о том, что в волосах находится душа или магическая сила, а потерять их означало потерять силу, универсально и было известно многим народам. Таким образом, жена П. со снятым скальпом (без души) лишена сил и фактически ни жива, ни мёртва, находится на рубеже бытия и небытия.

Остальные деяния П. не имеют явно выраженной мифологической подоплеки и преимущественно свидетельствуют лишь о его богатырской силе. С охоты П. приносил по два-три лося на спине. Он вытаскивал воз, который не могла осилить лошадь. Соревнуясь в метании камней, П. мог бросить на версту камень весом в сто пудов. Он приносил на плечах по двенадцать дубовых стволов зараз и раздавал их соседям для изготовления санных полозьев. Обидевшись на одного из односельчан, П. поднял и сложил внутрь сруба все брёвна, заготовленные им для строительства дома. Лыжи П., поставленные у стены дома, доставали его стреху, а мчался он на них так быстро, что обгонял лошадиную упряжку. Обладая богатырским аппетитом, П. мог съесть за один присест десять блюд пельменей и выпить бадью вина. После неудачной женитьбы на вдове лешего семьи П. так и не завёл и жил один. Два его брата не обладали богатырской силой П., а его сестра, тоже богатырской мощи, жила у северного моря, где она разводила оленей. Иногда сестра приезжала к П. на оленях, или же он ездил к ней на собачьей упряжке.

Относительно смерти П. существует несколько версий. Согласно одной из них, он жил долго и умер естественной смертью. По другой, состарившись, П. вместе с одним из своих братьев ушёл в парму (приуральскую тайгу), и там они превратились в камни. По третьей версии, П. надорвался, натягивая ловчие сети, полученные им в дар от царя, между берёзой на правом берегу реки и сосной - на левом. Придя домой, он лёг в заранее изготовленный кедровый гроб и умер. Или же, натягивая сети между сосной на своём берегу реки и елью, растущей на другом, П. приложил столько усилий, что ель сломалась. Он упал вместе с ней на землю и вскоре умер от полученных травм.

Лит.: Гусев 1949, Климов 1990, он же 1991, Лепёхин 1822, Ожегова 1971, она же 1989, Попов 1938, Рочев 1984, Руденко 1973, Сидоров 1928.

Н.Д. Конаков

 

Вверх
       Паляйка
       Пам
       Паперек коль
       Параскева
       Паськöм
       Пасьтöм ур
       Пач
       Педöр Кирон
       Педöр Öлексан
       Пеж
       Пельтöм
       Пелысь
       Пемöсъяс
       Пера
       Перна
       Петук
       Петыр видз
       Петыр Епим
       Петыр лун
       Петыр Первой
       Пипу морт
       Плакун турун
       Плор-Лавра лун
       Пожöм
       Полюд
       Пон
       Потöсь
       Пöвсин
       Пöжалöм
       Пöкрöв
       Пöлöзнича
       Пöртöм
       Прокопей лун
       Протож
       Пу
       Пу святсi
       Пугачёв
       Пывсьöдчöм
       Пывсян
       Пывсянса
       Пыртöм

 

 
О проекте  |  Авторы и редакторы  |  Введение  |  Мифология народов Коми  |  Словарные статьи  |  Иллюстрации
Коми-зырянские тексты  |  Коми-пермяцкие тексты  |  Литература и источники  |  Сокращения  |  Указатель  |  Карта сайта
 
 
 

© ИЯЛИ Коми научного центра УрО РАН.  Последние изменения: 28.12.99.