ГлавнаяАБВГДЕЗИЙКЛМНОÖПРСТУЧШЫЭЮЯ
 
 

Перна


 

 

Женский серебряный наперстный крест

 

Старообрядческий крест-мощевик, хранившийся в красном углу заброшенного дома

 

Металлический и деревянный (покойницкий) нательные кресты

крест

В этиологических мифах и фольклорных текстах к.-з. и к.-п. П. выступает неотъемлемым атрибутом творений Ена, который помечал им растения и тварей, чтобы отличить их от созданий Омöля. Так, например, у к.-з. считается, что щуку можно легко определить как божье творенье по наличию крестообразной косточки (реально имеющейся в скелете рыбы), которая у к. называется П. У к.-з говорят о ели: "Это священное дерево, потому что под ним когда-то укрылся от преследователей Иисус и, впоследствии, пометил это дерево; теперь на его ветвях всегда можно увидеть П.. В структуре ветвей и хвои на ветвях, действительно, легко угадывается форма П.

В традиционных представлениях к.-п. и к.-з. П. рассматривается не только как символ христианской веры и знак принадлежности к определенной конфессии, но и как украшение, оберег или вуджöр конкретного человека. В начале XX века к.-з. женщины нередко носили на груди не один, а сразу три П., в качестве центрального элемента моль П., нагрудного украшения из бус. Примечательно, что в последнем случае П. носился не на теле, а поверх одежды. Аналогичная традиция известна у народов Поволжья: женщины у мордвы, чувашей и марийцев, нередко, прикрепляли от 2 до 4 нательных П. на самом видном месте к шейным и нагрудным украшениям. Ношение П. поверх одежды было характерно и для к.-з. и к.-п. старообрядцев беспоповцев. Причем женщины-старообрядки носили П. на металлических цепочках (чöпöс), одеваемых поверх кофты, но обязательно подтыкали П. за пояс фартука или юбки так, чтобы его не было видно окружающим. Доставали П. из-за пояса только во время совершения молитв и держали его при этом на тыльной стороне правой руки, поскольку ладонь считалась нечистой. В среде уд., вв., и печ. к.-з. до настоящего времени сохраняется традиция различения по форме мужских и женских П.: восьми-конечный равносторонний П. (новгородского типа) с округлыми окончаниями, либо с фигурным обрамлением, образующим форму распустившегося бутона, считается женским; прямоугольный по всему периметру П. с удлиненным основанием - мужским. По традиции, характерной для обряда крещения у к.-з. и к.-п., гайтан от П. не накидывается человеку через голову, а завязывается на шее узлом, который легко можно развязать (нельзя завязывать тесемку от П. как кулöм гöрöд, т.е. "мёртвым узлом"). Считается, что гайтан обязательно должен быть из льняных нитей, и ни в коем случае не из шерстяных или шелковых это может привести к несчастью.

В ходе свадебного обряда у к.-з. вежань "крёстная" дарила невесте новый П., как бы совершая вторичное крещение девушки. В ходе свадебного обряда у уд. к.-з. жених проходил ритуальное испытание, стараясь накинуть П. на свою невесту и таким образом символически оформить переход своей будущей супруги в новый статус. У вычегодских к.-з. в день выхода к венцу жених укреплял П. с помощью иголки без ушка на головном платке невесты со стороны затылка, чтобы колдун не смог испортить будущую супругу.

Пожилые люди могли подарить свой П., наряду с другими личными вещами, близкому человеку или родственнику на помин своей души после смерти. Вместе с тем у к.-з. сохраняется запрет на ношение П. умершего человека такой П. хранят в доме вместе с другими традиционными оберегами за иконами в красном углу и нередко используют в качестве магического средства от порчи и болезней. Так, например, П., перевернутый и поставленный над окном или косяком входной двери, считается надежным оберегом от колдунов. У выч. и печ. к.-з. к разряду тяжких грехов, из-за которых душа усопшего может навсегда остаться неприкаянной, относят захоронение человека с металлическим П. на груди, повсеместно у к.-з. соблюдается и запрет одевать на покойного одежду с орнаментом, элементы которого включают в себя изображения П.. Как правило, для усопшего изготовляется специальный пу П. "деревянный крест", гайтан от которого не завязывается, а лишь накладывается концами вокруг шеи погребаемого (так же не завязывается, а укладывается вдоль тела покойного нательный пояс). У современных печ. к.-з. запрет на захоронение усопшего с металлическим П. мотивируется тем, что "бесы на том свете притягивают к себе все металлическое как магнит". Если по какой-то причине не удается поместить пу П. в гроб во время похорон, то, впоследствии, такой П. хранят в красном углу как память об умершем. В красном углу строго запрещалось хранить П. живых людей. Когда шли в баню, П. оставляли в доме, подвешивая их на кран самовара, либо прятали в рот до завершения банных процедур. Прятать П. в рот предписывалось и в том случае, когда человек чинил свою одежду, не снимая её с себя, иначе "зашьешь свое счастье в одежду и лишишься его когда снимешь эту одежду".

В фольклоре вычегодских к.-з. зафиксирован текст, мотивирующий выбор определенной породы дерева для изготовления П.: когда-то Христос укрылся от преследователей под елью и с тех пор повелел людям делать П. из ели. У вычегодских к.-з. старообрядцев лучшим оберегом считается П. из можжевельника. У сысольских и вычегодских к.-з. считается, что можно точно определить из какой породы дерева нужно делать П. для того или иного человека. О правильности выбора судят по направлению перемещения П., укрепленного на запястье руки с помощью повязки.

В прошлом, деревянные наперсные П., нередко, изготовлялись полыми внутри и использовались как пенал для хранения и постоянного ношения на груди различных оберегов (кресты-мощевики или энколпионы хорошо известны в русской христианской традиции начиная с XII в.). У уд. к.-з. в таких П. хранили сулему, которая считалась оберегом от нечистой силы. С целью предохранения от болезней и вомидз у вым. к-з. привязывали к П. ребенка узелок со ртутью. К.-з. женщины хранили на П. частицу плаценты, которая считалась эффективной защитой от вомидз и болезней, насылаемых колдунами. Считалось, что в случае эпидемии оспы человека может предохранить от болезни кусочек еловой смолы, привязанный к П. К.-з. охотники, отправляясь на промысел, обязательно запасались Петровым корнем (другое название - Петров крестик), укрепляя его рядом с П. на гайтане. Считалось, что этот священный корень способен избавить охотника от всех бед и несчастий. Отправляющегося в дальний путь домочадцы и родители напутствовали: "не теряй свой П. - домой вернешься невредимым". Считалось, что потеря П. предвещает беду или скорую смерть владельца. Случайное обнаружение чьего-либо П. на дороге рассматривалось как верный знак того, что вскоре у нашедшего П. умрет кто-то из близких родственников.

Повсеместно у к.-з. и к.-п. считается, что воздействуя определенным образом на П., который носит человек, можно повлиять на жизнь, либо предопределить судьбу его владельца. На отмеченных представлениях основываются и различные варианты использования П. в колдовской практике и различных гаданиях. Человеку, пожелавшему приобщиться к колдовским знаниям предписывалось бросить П. себе под ноги, встать на него и произнести молитву отречения от Христа. По поверьям, можно легко погубить любую благополучную семейную пару, если взять нательные П. супругов, переломить их пополам, а затем связать эти обломки вместе льняной нитью и спрятать в деревянный пенал-колоду, предназначенный для хранения церковных свечей.

В фольклоре к.-з. и к.-п. П. наделяется чудодейственной силой, позволяющей человеку не только противостоять силам иного мира, но и активно воздействовать на них. В одной из легенд к.-п. говорится, как человек может завладеть вороным, красноглазым конем водяного. Для этого надо взять П. и обойти с ним вокруг коня. В быличках лет. к.-з. встречается повествование о том, что проклятого, без вести пропавшего и через некоторое время вернувшегося домой в зверином облике человека можно спасти, накинув на него П. и произнеся определенный заговор. Считается, что человек, купающийся в реке без П. может превратится в водяного и будет пребывать в таком облике до тех пор пока кто-либо не решится накинуть на него П.

В традиционном мировоззрении к.-з. и к.-п. предельно емкий по своим символическим характеристикам христианский наперсный П. - зримый образ единения человека с миром божественного - органично сочетается с представлениями о вуджjр и различных ипостасях души человека. Характер традиционного отношения к образу православного П. достаточно наглядно иллюстрируется к.-з. поговоркой: тэнö пернаö он нин вермы пöртны - букв. "тебя в нательный крест уже не превратить". Интересно, что в настоящий период, характеризующийся одновременным возрастанием интереса и к традиционной дохристианской и канонической православной символике, представления о П. как обереге, заметно превалируют в среде современных носителей коми языка.

Лит.: Белицер 1958, Заварин 1870, Заднепровская 1993, Конаков 1983, Плесовский 1968, Сидоров 1928, Сивкова 1990, Старцев 1926, Fokos-Fuchs 1951, Шарапов 1996, Шарапов 1998а; ПМА, ПМ ЛГ, ПМ ОУ.

В.Э. Шарапов

 

Вверх
       Паляйка
       Пам
       Паперек коль
       Параскева
       Паськöм
       Пасьтöм ур
       Пач
       Педöр Кирон
       Педöр Öлексан
       Пеж
       Пельтöм
       Пелысь
       Пемöсъяс
       Пера
       Перна
       Петук
       Петыр видз
       Петыр Епим
       Петыр лун
       Петыр Первой
       Пипу морт
       Плакун турун
       Плор-Лавра лун
       Пожöм
       Полюд
       Пон
       Потöсь
       Пöвсин
       Пöжалöм
       Пöкрöв
       Пöлöзнича
       Пöртöм
       Прокопей лун
       Протож
       Пу
       Пу святсi
       Пугачёв
       Пывсьöдчöм
       Пывсян
       Пывсянса
       Пыртöм

 

 
О проекте  |  Авторы и редакторы  |  Введение  |  Мифология народов Коми  |  Словарные статьи  |  Иллюстрации
Коми-зырянские тексты  |  Коми-пермяцкие тексты  |  Литература и источники  |  Сокращения  |  Указатель  |  Карта сайта
 
 
 

© ИЯЛИ Коми научного центра УрО РАН.  Последние изменения: 28.12.99.