Мусанов А.Г.

Взаимодействие коми языка с другими языками в топонимии

 

На территории Республики Коми в течение многих тысячелетий происходили различные этнообразующие процессы, которые нашли отражение в топонимии. Современная топонимическая система республики содержит уникальную информацию о прошлом народов, их жизнедеятельности по освоению северных территорий, об их культуре и языке. Разнообразие коми топонимии, многочисленные случаи русско-коми, ненецко-коми, обско-угорско-коми, прибалтийско-финско-коми языкового взаимодействия, нашедшие отражение в географической номенклатуре, делают эту территорию притягательной для всестороннего изучения.

Основной пласт географических названий республики составляют коми топонимы, яркой особенностью которых является семантическая детализация в процессе номинации объектов. Собственно коми топонимическая лексика содержит большое количество терминов, отражающих тончайшие различия географических объектов по внешним признакам: месту расположения, характеру береговых линий рек, озер и склонов гор, наличию разных видов флоры и фауны, характеру выхода на земную поверхность водных источников и т.д. Широкая возможность детализировать географические объекты, не прибегая к описательности, является характерной особенностью языка народа коми. Это делает коми топонимический пласт весьма разнообразным по структуре и семантике.

Наиболее распространенным типом коми топонимов являются определительные конструкции, состоящие из основного слова, непосредственно отражающего географическую реалию, и определения, указывающего на отличительный признак данного объекта: Выль/горт, село, букв. “новый дом, новая деревня”; Мича/ёль, ручей, букв. “красивый лесной ручей”, Сьöд/ю, река, букв.“черная река”, Ыджыд/вад, озеро, букв.“большое лесное озеро”, Вой/вож, река, букв. “северный приток”, Лун/вож, река, букв.“южный приток”. В качестве определения в коми топонимах довольно часто выступают антропонимы (имена, фамилии, отчества, прозвища), что объясняется конкретными социально-экономическими условиями освоения северных территорий. Как правило, при возникновении сельского поселения, которое было чаще однодворным, географическому объекту присваивалось имя основателя–первопоселенца: Степан/пöчинöк, починок, “починок Степана”; Микöл/шор, ручей, Микöл – от имени Николай-“ручей Николая”; Петыр пöчинöк, почиок, Петыр – от имени Петр–“починок Петра”; Офоня шор, ручей, Офоня – от имени Афанасий–“ручей Афанасия”; Лудиковскöй/туй, дорога, “дорога Лудыкова”; Микайлыч/керка, урочище, “изба Михайловича” и др.

Яркой особенностью коми топонимии является широкое распространение анатомической лексики, которая активно используется в качестве топоформантов. Названия частей тела человека и животных используются как для номинации географических объектов, так и для их характеристики: для номинации различных вогнутых и выпуклых форм земной поверхности, характеристики береговых линий водоемов и т.д., например: Щелья/бож, село, “нижняя часть береговой кручи, букв. крутой берег-хвост”, Адз/ва/вом, село, “(село) в устье реки Адзва, букв. пойма-вода-рот”, Гырк/ю, река, “река с обрывистыми берегами, букв. брюхо-река”; Бурысь/шор, ручей, “ручей с крутым берегом, букв. грива-ручей”, Сой/ю, река, “приток-река, букв. рука, рукав-река”; Сорса/ёль, ручей, “лесной ручей с горным гребнем, букв. гребень-ручей”; Сьöлöм/из, гора, “серединная гора, букв. сердце-камень”, Лыа/сюр, луг, “песчаная гряда, букв. песок-рог”; Кельчи/юр, село, “верхний конец пролива с плотвой, букв. плотва-голова” и т.д. Часто метафорические термины используются для номинации микрогеографических объектов: урочищ, полей, лугов, лесов и т.д.

Небольшой пласт коми топонимов составляют причастные конструкции, построенные по типу определительных словосочетаний. Обычно они многокомпонентны: Вöрöнечö каян туй, дорога, букв. “дорога, по которой забираются на сырую лесистую ложбину”; Вийсьö м шор дор лог, урочище, букв. “ложбина около ручья, где произошло убийство”.

Активное участие в образовании коми топонимов принимают пространственные имена-послелоги, указывающие на местоположение конкретного географического объекта в пространстве (внутри, вне, впереди, позади, в середине, сбоку, сверху, около, внизу, напротив, в промежутке и т.д.), например: Лавер/шор/бок, урочище, “(место) около ручья Лаврентия”, Кось/весь, урочище, “(место) напротив порогов”, Ласта/выв, урочище, “верх (выше) низменного луга”, Ты/пытшкö с/видз, урочище, “луг внутри озера”; Дi/сай, урочище, “(место) за кочкой, островком”; Яг/шöр, урочище, “середина соснового бора” и т.д.

Суффиксальное словообразование топонимов встречается редко. В большинстве случаев оно указывает на древность топонима, в котором часто наблюдается семантическое изменение аффиксального элемента. В составе коми топонимов чаще всего встречаются следующие суффиксы: –идз, -ыдз (–öдз, -эдз) со значением преобладания чего-либо, принадлежности или местонахождение объекта: Вылыдз, река, букв. “верхняя (река)”; Ёрыдз, река, “река с омутами”; -лань со значением указания направления, движения: Кослань (современное Кослан), село, букв. “к сухому месту, по направлению к суше”; –öг, (-эг) со значением признака по местоположению: Межöг, село, “(село) у излучины”; Парчöг, село, “возвышенное место”; –ла с указанием конкретного места: Гö стила, поселок, “гостиное место”; -ин (-), со значением общей характеристики местоположения предмета: бузганiн, урочище, букв. “шумное место”; Нёдзаин, урочище, “(место) с ложбиной”; -а (-я) со значением указания на место, изобилующее чем-либо; ключа, урочище, “(место) с ключами”; козъя, урочище, “(место) с елками”; –öд/-ыд (-öда) со значением указания наличие чего-либо в данном месте: козйöд, урочище, “ельник”; пожмöда, урочище, “сосняк, сосновый бор” и некоторые др.

Следующий по численности пласт топонимии республики Коми составляют русские топонимы, среди которых выделяются топонимы более раннего и более позднего происхождения. Часть географических названий появилась буквально в последние десятилетия. Русские топонимы на коми территории стали появляться в процессе освоения северных территорий русскоязычным населением, которое началось в XI в. и приобрело массовый характер XIV в. в связи с вхождением Коми края в состав Русского централизованного государства. Русская топонимия, составляя огромный по величине слой, распределена крайне неравномерно: русские топонимы разбросаны по всей территории Республики Коми, преобладая в местах проживания русского старожильческого населения (Лойма, Спаспоруб, Усть-Цильма, Серегово, Усть-Вымь, Межег). В разное время компактные группы русских переселенцев были сосредоточены на верхней Лузе, верхней и нижней Печоре, нижней Вычегде, а также в районах промышленных центров: Воркуты, Инты, Ухты, Усинска, Печоры, Микуни и др., поэтому в этих районах наблюдается наиболее плотная концентрация русских топонимов.

Собственно русские географические названия образованы при помощи: 1) суффиксов: –их(а): Петруниха, деревня; Шазаруха, деревня; -иц(а), -ниц(а): Глушица, река; Волостница, река; –к(а): Выставка, деревня; Слудка, село; Черемушка, река; –овк(а): Березовка, деревня; Ольховка, деревня; -ан, -ян(ка): Холодянка, ручей; Ворчанка, ручей; –чи: Гурьевчи, деревня; Володичи, деревня: –ов(о), -ев(о): Колобово, деревня; -ин(о), -ин(а): Бакулина, хутор; Вахнино, деревня; –ск, -овск, -евск, -инск; Андреевский, починок, Александровский, починок; Астафьевская, деревня, Кочергинская, деревня; 2) приставок: Загарья, деревня; Подсосновка, деревня; 3) приставок и суффиксов: Загарская, деревня; Заречье; 4) без суффиксов; в качестве топонимов выступают имена существительные в форме единственного (Гарь, деревня; Чернь, урочище) и множественного чисел (Талицы, деревня; Мутницы, деревня; Березники, деревня).

Интересные случаи представляют русские наименования, образованные при помощи словосложения и аббревиации. При первом способе, компоненты, входящие в состав топонима, объединяются при помощи соединительной гласной (Лесопункт, поселок; Гостиногорка, село) или без нее ( Усть-Вымь, село; Усть-Поруб, урочище).

В зависимости от того, из каких компонентов складываются аббревиатуры, можно выделить несколько видов: а) буквенные или звуковые: ГСМ, часть поселка; “горюче-смазочные материалы”, СХТ, деревня, “сельскохозяйственная техника”, РММ, часть села , “ремонтно-механические мастерские” и т.д.; в) слоговые: Леспромхоз, часть села; “лесное промышленное хозяйство”; г) состоящие из части первого слова и целого второго слова: Мехбаза, база “механическая база”; Фанзавод, часть поселка, “фанерный завод”; д) состоящие из части первого слова и начальных звуков последующих слов: Сельпо, часть села, “сельское потребительское общество” и т.д. В целом на территории республики представлены традиционные структурно-семантические типы русских топонимов, имеющие место на собственно русских территориях, пограничных с Коми республикой.

В северо-восточной части Республики Коми: на средней и нижней Печоре, в бассейнах рек Адзьвы, Ижмы, Колвы, Усы, Цильмы и в верховьях реки Выми прослеживается многочисленный топонимический пласт ненецких названий. Они содержат интересную информацию о культуре и жизнедеятельности ненцев, их обычаях и обрядах, мифологии и верованиях, а также отражают природные особенности тундрового ландшафта, животного и растительного мира и т.д. В основной массе ненецкие топонимы состоят из двух частей: определения, характеризующего объект, и географического термина, указывающего на род объекта. Многие из этих названий имеют аналоги на современной территории обитания ненцев — в Ненецком автономном округе. К собственно ненецким географическим названиям на территории республики Коми относятся, например, следующие: Аячьяга, река, приток реки Воркуты: нен. Нгаяц/яха из нгаяц “жирная”, “изобильная”, яха “река”-“жирная река”, “изобильная река”; Надота, река, нен. надо “крутой обрывистый берег”, та-суффикс наличия, “(река), имеющая крутые обрывистые берега”; Манарага, гора, нен. мана “медвежья лапа”, -рага (-раха)-суффикс сходства, подобия”, “(гора), подобная медвежьей лапе”;Сабрейяга, река; нен. Сабряв/яха из сабряв “глубокий”, яха-“река”-“глубокая река”; Сандивей, река, левый приток реки Колвы: нен. Сандябей “глубокий”-“(река) глубокая”; Воркута, река, правый приток реки Усы: по-ненецки река называется Варкута/яха: нен. варк “медведь”; слово варкута “(место) изобилующее медведями” является причастной формой от глагола обладания варкуць “изобиловать медведями”, яха “река”-“река, изобилующая медведями”. Наличие значительного ненецкого пласта в коми топонимии служит неоспоримым доказательством длительных и тесных контактов носителей ненецкого и коми языков.

Обско-угорская (хантыйская и мансийская) топонимия зафиксирована на западном склоне Уральского хребта, в верховьях рек Вычегды и Печоры. А.И. Туркин обско-угорские названия хронологически делит на две группы: более ранние и более поздние. К первой группе относятся названия крупных водных объектов: Вымь, река, правый приток реки Вычегды: хант. емэнг “святой, священный”: Вычегда, река, правый приток Северной Двины: хант. вандзи, ванча, вандза “трава, дёрн”, манс. вансинг, ваансенг “поросший травой”; Синдор, озеро; по В.И. Лыткину начальная форма гидронима выглядела как Сенгтор и означала “туманное озеро”, сравните манс. сэнгкв “пар; туман” и тур “озеро”. Ко второй относятся оронимы и гидронимы древнемансийского происхождения, распространенные на верхней Печоре и верхней Вычегде: Осся/ур, гора на Северном Урале, южнее гор Пачамыльк и Хораиз: ман. осься “узкий”, ур “гора, возвышенность”-“узкая гора”; Сале/ур, гора в верховьях реки Тэльпоз, на водоразделе рек Подчерем и Щугор: манс. сали “олень” и ур “гора, возвышенность”-“оленья гора”; Топ/ур, гора на Северном Урале, южнее горы Осся/ур, на правой стороне реки Тэльпоз, левого притока реки Щугор: манс. топ “черпак”, ур “гора, возвышеннсоть”-“гора, (похожая) на черпак”; Ахвтас/сяхль, гора в верховьях реки Пирсъю: манс. Ахвтас “камень”, сяхл “вершина, гора”-“каменная гора”.

Прибалтийско-финские (карело-вепсские) топонимы распространены на юго-западе Республики Коми: в низовьях рек Печоры, Вычегды, Выми, верховьях Мезени и в бассейне реки Лузы. К собственно прибалтийско-финским названиям относятся, например, следующие: Охта, река, левый приток реки Виляди: фин. ohto, кар. ohto, эст. ott “медведь”-“медвежья (река)”: Какач (Какас), река, правый приток реки Лузы; вепс. kakač, gagač “ăагара”-“гагарья (река)”; сравните ручей Какус, озеро Какус в Архангельской области; Лёхта, река, правый приток реки Лузы; вепс. lähte, lähtä “колодец”, “родник”, “прорубь”, эст. lätä “тж”-“родник-река”; сравните река Еговая Лехта в Архангельской области; Летка, река, правый приток реки Вятки: кар. liete, вепс. lete “песок, низкий песчаный берег”-“(река) с низким песчаным берегом”: сравните остров Летка на озере Лозское в Белозерском районе Вологодской области; Матка/ёль, ручей, левый приток реки Саръю; кар. matka, вепс. matk “путь, дорога, расстояние”, саам. muot’ke “перешеек, дорога”, muэtkki “место, по которому проходит путь (перешеек или берег порога)” - “лесной ручей (у) дороги”: сравните река Матка в Коношском районе Архангельской области; реки Малая Матка, Большая Матка в Вельском районе Архангельской области.

По данным топонимических исследований, границы локализации прибалтийско-финских топонимов совпадают с географическими названиями саамского происхождения. Они встречаются в основном на Урале, в бассейне средней Мезени и Вашки, в нижнем течении реки Печоры, а также на Лузе и Выми: Луза (коми Луз); правый приток реки Юг; по мнению А.К.Матвеева, этот гидроним связан с саамским лусс (вторая основа луз ) со значением “сёмга”-“сёмужья (река)”; Сейда, река, правый приток реки Усы: саамское сейд, сейт “священный камень, каменное божество (прибрежный камень или часть скалы) на берегу реки или озера”-“священная (река)”; Субач, река, правый приток реки Большой Лоптюги: саамское субпь (субь) “осина” и ач - аффикс прибалтийско-финского типа, сравните вепс. хапач “гнилушка, гнилье”-“осиновая (река)”; Шапкина, река, правый приток реки Печоры: саамское шабп (шаб) “сиг (северная промысловая рыба из семейства лососевых)”, на-русский суффикс с принадлежностным значением, “сиговая (река)”. Из-за отсутствия данных, свидетельствующих о прямых контактах коми и древних саамов, трудно определить этническую принадлежность этих названий. По структуре они напоминают прибалтийско-финско-саамские названия. Возможно, топонимия саамского происхождения проникла в коми язык через посредство прибалтийско-финских и русского языков.

Волжско-финский субстрат в коми топонимии реконструируется условно, поскольку имеется лишь несколько названий, этимологии которых можут быть под вопросом объяснены через материал марийского языка. Такие топонимы встречаются, в основном, в бассейне верхней Лузы, например: Поч, правый приток реки Летки. Русское название реки Волосница связано со словом волость. Волость—низшая административная единица в царской России, появившаяся в начале XV века. Аналогичные названия встречаются в бассейне реки Мезени со значением “край, конец деревни”. В данном случае Волостница/Волосница обозначает “край, конец какой-то, чьей-то территории”. Название реки Поч: имеет соответствие в лугово-марийском языке с тем же значением, сравните pot’s’ “конец”, фин. ponsi “конец ручки, ручка”, коми пон/пом “конец”; сравните также река Поча, болото Поча в Архангельской области; река Поча в Вологодской области; Лудонга, озеро; мар. лудо “утка, утиный”-“утиное (озеро)”; сравните река Лудоньга в Архангельской области и некоторые др.

Наличие на территории республики Коми нескольких разных по происхождению топонимических пластов подтверждается археологическими и историческими данными. Кроме того, коми географические названия обнаруживают прямые связи с субстратной топонимией Русского Севера и Волго-Окского междуречья. Разнообразие топонимии Коми свидетельствует об интенсивных контактах народов, населявших эту территорию в древности и в настоящее время. Активное языковое взаимодействие родственных и неродственных народов проявляется, например, в наличии на территории республики большого количества гибридных названий, а также в параллельном употреблении разноязычных названий для наименования одного географического объекта. Выделяется несколько типов гибридных топонимов:

I. Гибридные русско-коми названия чаще всего образованы двумя способами: а) присоединением русского определяющего слова к коми географическому термину, например: Зиля/нюр, болото, рус. зыля “солончак, солончаковое, ржавое болото”, коми нюр “болото”–“ржавое болото”; Бутка/мыш, урочище, рус. Бутка, коми мыш “задняя сторона”–“(место) за будкой”; б) присоединением русского определения к коми топониму: Большая Нюла, река; Большой Ошка/ёль, ручей; Нижний Лун/вож, река.

II. Гибридные коми-русские названия состоят из коми определения (обычно существительного или прилагательного) и русского определяемого слова, например: Жут/поле, поле, коми диал. жут “болотистое место, поросшее кустарником”, рус. поле–“поле у болотистого места, поросшего кустарником”; Важ/пашня, пашня, коми важ “старый”, рус. пашня–“старая пашня”.

III. К гибридным ненецко-коми названиям можно отнести следующие: Ензоруй/ты, озеро, нен. ензоруй “прозрачный”, коми ты “озеро”-“прозрачное озеро”; Салюку/ю, река, правый приток реки Адзьвы: нен. саляко “небольшая возвышенность”, коми ю “река”; Халмер/ю, река, правый приток реки Силоваяха: нен. хальмер “мертвый”, “покойник”, коми ю “река” - “мертвая река”; Сябу/шор, ручей; нен. сябу “поганая (женская) нарта”, коми шор “ручей” - “поганый ручей”; Янэй/мыльк, урочище, ненецкое янэй “очень далекий”, коми мыльк “возвышенность” - “очень далекая возвышенность”. Наряду с собственно гибридными названиями на ненецко-коми контактных территориях наблюдается параллельное употребление коми и ненецких названий, например: коми Адз/ва – нен. Хырмор “луговая река”; коми Ус/ва – нен. Сабрей/яга “глубокая река”; Ния/ю - нен. Харута, “(река) поросшая лиственницами” и др.

IV. Гибридные обско-угорско-коми названия: Мыл/ва, река, левый приток реки Печоры; хант. мил “глубокий”, коми ва “вода” - “глубокая вода (в значении река)”, Ук/ю, река, левый приток реки Илыч; обско-угорское ухт, угхт “река”, “протока”, коми ю “река”-“река (с) протокой” и т. д. Имеет место также параллельное употребление коми и мансийских названий, например: коми Ичöт/бöлвана/из – манс. Мань/пупу/нёр “малая гора идолов”, коми Кос/из – манс. Тосам/ахвтас/тумп “гора сухого камня”, коми Эж/ва - манс. Вычегда “луговая река” и др.

V. Гибридные прибалтийско-коми названия: Сар/ю, река, правый приток реки Выми: вепс. sar’ “остров (на озере, реке), отдельно стоящий лес (обычно хвойный)”, коми ю “река” - “островная река”; Нем/ю, река, левый приток реки Вычегды: фин. niemi, кар. n’iem, n’emi, вепс. n’em, вод. nemi, эст. neem “мыс”, коми ю “река”-“река (с) мысом”; Мöдзов/дзиб, урочище; фин. metsa, кар. mett’s’a, вепс. mets, эст. mets, mots “лес”, коми дзиб “гора, возвышенность”-“лесная возвышенность” и др. Имеются случаи параллельного употребления коми и прибалтийско-финских топонимов, например: коми От – приб.-фин. Коквица “большое, широкое, просторное (место)”; сравните фин. коко “величина, объем, размер”, вица-суффикс русского языка.

Неоднородная по своему составу топонимия является бесценным источником для изучения истории коми языка, поскольку в географических названиях сохраняются многие фонетические закономерности, утраченные в современном языке. Например, древний этимологический звук ô (закрытое о), сохранившийся только в верхнесысольском диалекте коми языка, оставил свой след в топонимии на всей территории проживания коми. В русских источниках XV-XVI вв. он передается как у, ср, коми Койты-рус. Куальтый (на карте 1586 г.) “озеро с токовищем”; коми Сорма-рус. Сурма (на картах 1586, 1608, 1646 гг.) “роща”; коми Шойнаты-рус. Шунатуй (на карте 1646 г.) “кладбищенское озеро” и т.д. Аналогично исчезнувший из коми языка в XV-XVII вв. носовой звук η, нашел отражение в русских соответствиях коми топонимам, сравните коми Веньдiн-рус. Вендинга/Венденга (на карте 1608 г.) “место у устья реки Венъю”; коми Визин-рус. Визинга/Визенга (на картах 1581, 1608 гг.) “место, где имеется металл”; коми Коздин-рус. Коздинга “устье реки Косъю”. В некоторых топонимах, заимствованных русскими, коми шепелявые согласные [с’] и [з’] передаются древнерусскими мягкими [ш] и [ж], например, коми Зöвсьöрт-рус. Жешарт/Жешерть (на картах 1585-86 гг.) “долина ручья Зöвшор”; коми Коськ-рус. Кошки (на карте 1608 г.), коми Сюзяыб-рус. Сужаиб (на карте 1608 г.) “дятловая возвышенность”; коми Сиеса/ёль-рус. Шиес “река с извилиной” и др.